Как «Экопад» превращает типографские обрезки в полезную канцелярию

Победитель Премии правительства Москвы в области экологии рассказал, во что за 10 лет превратился проект, который начался с простой идеи — не мусорить

Проект «Экопад» на базе московской типографии «Идея Принт» — яркий пример социального предпринимательства. Здесь создают блокноты и другие канцелярские товары из обрезков типографского производства. В работе принимают активное участие волонтеры и люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации.

В этом году проект «Экопад» получил Премию правительства Москвы в области охраны окружающей среды. Идейный вдохновитель и руководитель «Экопада» Алексей Травин ответил на вопросы +1Платформы об истории проекта и участии в конкурсе.

— В этом году проекту «Экопад» исполнилось 10 лет. Помните, с чего все началось?

— У нас была обычная типография. Но в 2009 году мы перестали выбрасывать «обрезки времени» (так мы называем отходы своего производства) и начали делать из них мелкую канцелярию — блокноты, бумажные ручки, органайзеры, открытки и другое. Никакой коммерческой цели у нас не было, просто было жалко выкидывать добро. Но со временем сотрудники типографии. заточенные на продажи, проанализировали ситуацию и сказали, что из обрезков получается хороший продукт, который нужно продавать. Один блокнотик пользовался особой популярностью у экологического сообщества. Его назвали «экопадом». Экологи стали заказывать экопады от 100-200 до 1 000 штук и больше. Так что со временем экопад составил конкуренцию продукции нашей же типографии. Мы задумались о расширении линейки, заключили договоры с поставщиками экологической бумаги, поменяли некоторые PR-кампании. Сегодня ответственное отношение к доверенным нам ресурсам пронизывает всю нашу полиграфическую жизнь.

— «Экопад» сегодня — это самостоятельная история, или проект внутри типографии?

— Честно говоря, слово «проект» для нас ругательное. Оно какое-то искусственное. «Экопад» — не проект, это образ жизни и определенная философия, вокруг которой сплотились неравнодушные люди. Меня очень радует, что молодые включаются. Я пытаюсь донести до них смыслы того, что делаю. И они за эти смыслы цепляются, приходят побеседовать или сделать свой проект. Студенты МГИМО, например, делали у нас блокноты из плакатов со стен университета. Это было интересно.

— Вы привлекаете к работе людей без постоянного источника дохода — пенсионеров, студентов, домохозяек. Почему решили сделать акцент на таких сотрудниках?

— В какой-то момент мы поняли, что можем помогать людям, которые нуждаются в подработке, и предложили им собирать блокноты. В лучшие времена на сборку блокнотов привлекали до 20 человек. Некоторым давали работу на дом. Но сейчас объемы производства сократились. Работы стало меньше. Тем не менее в проекте на постоянной основе работают четыре мастера.

— У вас работают и люди с ограниченными возможностями здоровья. Есть какие-то сложности в общении с такими работниками?

— С любым человеком сложно, поскольку мы все — в чем-то ограничены. Но проблем с сотрудниками у меня нет, видимо, потому что нет задачи много продавать и зарабатывать. Я просто не мусорю — не разбрасываю отходы по полигонам. Крупные обрезки мы складируем и храним. Это накладно и затратно, честно говоря, — все это не опишешь и в ценник не загонишь. Мы делаем эту работу на добровольных началах. Это волонтерская деятельность.

— Пришлось ли вам покупать какое-то оборудование? Вообще, какие вложения были сделаны в проект?

— Основные вложения — это силы и время, в том числе время семейное. Мы с коллегами благодаря «Экопаду» стали единомышленниками. Часто ходим с семьями на мастер-классы и собираем блокноты. Или другой пример. Мама решила устроить День рождения для дочки в нашей типографии. Дети пили чай с тортиком и параллельно собирали экопады. Были у нас и молодожены, которые сами делали дизайнерские открытки на свадьбу. Мы дали им такую возможность. Только следили, чтобы они пальцы в оборудование не сунули.

— Много ли экопадов вы произвели за 10 лет?

— Да, мы недавно подсчитали, что сделали более 100 тыс. экопадов, 15 тыс. бумажных ручек и 10 тыс. альбомов. За 10 лет сэкономили около 15 тыс. тонн бумаги и заработали несколько миллионов рублей, из которых около 50% получили за свой труд мастера-изготовители.

— В 2020 году «Экопад» получил Премию Правительства Москвы в области экологии. Вы впервые участвовали в конкурсе? Как ощущения?

— Да, первый раз. Честно говоря, участие в премии — это не моя идея. Мне это не нужно. Не будет же отец говорить: «Ребята, я нормально воспитываю своих детей. Не хотите дать мне за это премию?» Это просто моя жизнь. Но для детей это важно. И для города, и для страны тоже. Молодому поколению, которое продолжает наше дело, важно, чтобы проект прозвучал, чтобы о нем узнали в Москве. Им нужны единомышленники и старшие товарищи, которые так же неравнодушны, как они сами. Поэтому я бросил тиражи в самый разгар аврального сезона и поехал на защиту проекта. Но там все получилось не очень по-экопадовски. Понимаете, экопад — это теплая встреча людей, глаза в глаза. А на защите на меня смотрели... камеры. Понятно, что время такое — пандемия. Но было не по себе. Поэтому по дороге домой я написал письмо жюри конкурса. От всего сердца написал. Сказал все, что не смог сказать во время защиты. И я очень рад, что высказался, что меня услышали.

— Ваши планы на наступивший год?

— Планов никаких нет — продолжаем свое дело, живем. Наше сообщество растет. Постоянно приходят новые люди. Кто-то — хороший администратор, кто-то отлично фотографирует, кто-то фантазирует — с ним можно разные дизайнерские фишки обсудить, а кто-то просто становится тихой поддержкой. Хочется, чтобы все это продолжалось.

— Что загадали под елкой в этом году?

— Мне не хочется, чтобы Москва превратилась в большой «проект», чтобы хорошие дела и даже семьи начинались, как стартапы. А ведь так часто бывает: люди не трудятся над отношениями (возникла проблема — начинают новый роман), относятся к своей половинке, как к партнеру, а к детям — как продукту и результату. Это очень грустно. Еще я не хочу, чтобы вокруг были трудоголики. Мне ближе трудолюбивые люди, которые выражают себя и меняют мир к лучшему.

Так что главное мое желание — чтобы все мы относились друг к другу по-людски, а к природе — по-человечески. Чтобы в жизни была осознанность, чтобы она цепляла ум, сердце. Знаете, как здорово, когда молодые люди на твоих глазах начинают делать самостоятельные шаги в правильном направлении? Это счастье какое-то! Сидишь рядом с чаем, смотришь — а они бегают. Сами, как я раньше. И не потому, что я их как-то замотивировал, просто до них дошло что-то важное. Я хочу, чтобы таких людей становилось больше.

Ранее +1Платформа рассказывала о том, как и зачем собирают пластиковые крышки и проект Собиратор учит людей раздельному сбору мусора.

Фотографии: Экопад

Читайте также