История Виктории. Как я победила рак груди

Инклюзивный проект Everland и +1Платформа запускают рубрику «1000 и один вопрос об онкологии». Сегодня мы расскажем историю москвички Виктории Саблиной, которая два года боролась с раком груди. И победила

Виктория Саблина, 52 года, экономист, живет в Москве. Был диагностирован рак правой молочной железы T2N1MO, IIB стадия, гормонозависимый, мультицентрическая форма роста.

Важно: Больше  об онкологических  заболеваниях рака груди можно узнать на проекте “Онконавигатор” дорожные карты.

Впервые я почувствовала, что что-то не так с грудью в июне 2019 года на отдыхе в Греции. Особого значения этому не придала, посчитала, что это связано с возрастными изменениями. Решила, что, вернувшись домой, схожу к маммологу, пройду обследования. Но не сделала этого — чувствовала я себя хорошо, никаких признаков заболевания у меня не было. Но в октябре 2019 года моей маме поставили диагноз рак толстой кишки, и вот только тогда у меня возникло ощущение, что у меня тоже что-то не так и необходимо провериться.

Диагноз

У нас на работе действует система медицинского страхования, и все сотрудники по полису ДМС могут наблюдаться в ряде больниц Москвы. Я обратилась в клинику «Будь здоров» к маммологу. На осмотре у врача также возникли подозрения, что что-то не так, но со мной она ими не поделилась — направила на маммографию и УЗИ.

После маммографии стало понятно, что в правой груди есть небольшое новообразование. Обследования я проходила очень быстро, с записью не было проблем. Прошла УЗИ, взяли пункцию из опухоли, через неделю я уже знала, что пункция подтвердила наличие раковых клеток. На все обследования я потратила две недели. Так как в страховку не входит онкология, меня направили к онкологу по месту жительства.

«Для меня было шоком услышать такой диагноз, учитывая ситуацию с мамой. Это было очень тяжело и нашим родным. Все испытали очень сильный стресс. Буквально за полтора-два месяца я похудела на 10 кг. С мамой происходило то же самое. Но мы не отчаивались, у нас не было паники, как-то сразу доверились врачам. Решили, что будем бороться. Просто взяли себя в руки и делали все что необходимо»

Виктория.

Конечно, я задавалась вопросом, почему у меня возникло это заболевание. Спрашивала у врачей, искала ответы в интернете. Для себя я поняла, что единого мнения насчет причин этого заболевания нет: они могут быть разные. Я вела, в принципе, вполне здоровый образ жизни, поэтому думаю, что это генетическая предрасположенность (у обоих моих родителей был диагностирован рак). Поскольку моя мама уже находилась на лечении в московском онкоцентре им. Блохина, я обратилась туда же, к врачам радиохирургии, в частности, к заведующему отделением Рамизу Валиеву. Он посоветовал проконсультироваться у Александра Петровского, чтобы вместе разработать план лечения.

Обследование

Все обследования можно пройти бесплатно по ОМС в районной поликлинике. Любые анализы, исследования, включая УЗИ, КТ, — все, что необходимо сделать для уточнения диагноза. Причем сделали это все довольно быстро. Мне назначили УЗИ брюшной полости, молочных желез, малого таза, маммографию, анализы крови, рентген легких и костей, cor-биопсию двух обнаруженных опухолей и лимфоузла. Все это я делала в онкоцентре по полису ОМС бесплатно. Единственное, за что я заплатила, это иммуногистохимическое исследование, которое брали из опухоли. Этот анализ не входит в ОМС, поэтому платный — около 11 тыс. руб.

Полностью доверившись профессионализму врачей, я следовала их рекомендациям. К сожалению, пройдя все обследования, я попала в период новогодних праздников, и мне пришлось ждать их окончания.

Знаю, что у некоторых пациентов возникли сложности с получением направления на лечение в центр им. Блохина. Поликлиники и онкодиспансеры неохотно дают направления туда, поскольку эта клиника — центр федерального значения. У меня с этим проблем не было. При получении направления в районной поликлинике я заявила о своем желании проходить лечение именно в этой клинике. Считаю, что нужно пользоваться правом выбора, который дает закон. Думаю, что если пациент озвучивает, что знает свои права, препятствий ему чинить не будут.

Операция

Сначала мне назначили препарат «Тамоксифен». Я пила его около месяца. В конце февраля 2020 года мне назначили операцию. До этого момента в моей жизни практически не было изменений. Я продолжала вести активный образ жизни: посещала фитнес-клуб, плавала. Единственное, что поменяла, — питание: исключила сахар и дрожжи, поскольку эти продукты противопоказаны при раке. В рационе стали преобладать овощи, фрукты, в ограниченном количестве употребляла мясо.

Конечно, страхи и волнения у меня были, ведь это очень серьезная операция. Сначала я думала, что просто удалю молочные железы и не буду делать пластику груди. Но, узнав в процессе лечения дополнительную информацию, проконсультировавшись с доктором, убедилась в необходимости и такой операции. Эстетика все же важна для любой женщины. Я согласилась, хотя меня предупреждали, что операция с установкой экспандера сложнее, чем просто полная ампутация груди. Оперировали меня на следующий день после госпитализации. При удалении молочной железы мне удалили и лимфатические узлы с метастазами.

Первые три дня после операции мне было очень плохо. Я тяжело выходила из наркоза. Меня несколько раз рвало. Вставать в первый день после операции врачи запрещают, поэтому без посторонней помощи не обойтись. Со мной в это сложное время была моя дочь, за что я ей очень благодарна. Каждый день меня навещали близкие, что стало для меня важной моральной поддержкой.

Первое время у меня плохо двигалась рука, из-за удаления лимфоузлов ощущалось ее онемение. У меня стояли четыре дренажа, с их помощью жидкость из раны сливалась в специальные резервуары, которые опорожняли два раза в день.

Первые дни я не видела свою грудь, все было забинтовано, я находилась в корсете. Корсет не снимается длительное время, только расстегивается на перевязках. Впервые я увидела результат операции примерно на десятый день. Он меня очень поразил, но главное, что опухоль была удалена.

По мере заживления раны дренаж удаляли. На следующий день после удаления четвертого дренажа меня выписали. Моя госпитализация длилась около недели.

Химиотерапия

Через месяц после операции мне была назначена химиотерапия. Ее я тоже проходила в онкоцентре у доктора Елены Коваленко. Мне назначили четыре курса, «Доцетаксел» и «Циклофосфан».

Мой 40-дневный больничный закончился 1 апреля, и я могла его еще продлить, но в Москве из-за распространения ковида всех перевели на удаленную работу, поэтому я не видела в этом смысла. Химиотерапию я прошла, фактически работая. С одной стороны, мне повезло, что не нужно было выходить на работу и ездить на общественном транспорте. С другой стороны, я была вынуждена перед каждым курсом сдавать анализ на ковид.

В клинике для этого был выделен отдельный корпус. В день прохождения курса нужно было приехать к семи-восьми утра, сдать анализ, в 11 часов — получить результат и дальше через приемное отделение — на госпитализацию в отделение химиотерапии.

В первый раз я была вынуждена даже остаться в отделении на ночь, поскольку в условиях карантина все было строго. Мне поставили капельницу, ночь я провела в отделении, а с утра сделали еще одну промывающую капельницу, после чего я уехала домой.

Остальные курсы проходила проще. После сдачи анализа на ковид и получения результата около 12 дня госпитализировалась, полтора-два часа проходила две капельницы и промывающие растворы и возвращалась домой.

Самым трудным оказался первый курс. На третий-пятый день были очень неприятные ощущения: ломота во всем теле, слабость в ногах. Среди побочных эффектов при химиотерапии у меня был стоматит. Я очень легко справлялась, полоскала полость рта специальными растворами. Обо всем этом мне сказал химиотерапевт. Я получила подробную памятку, как поступать, какие препараты принимать, если повышается температура, появляется стоматит, расстройство кишечника и так далее.

Постепенно стоматит прошел, и к следующему курсу (через месяц) я чувствовала себя уже хорошо. В этот же период у меня начали выпадать волосы. Я не стала ждать, пока они сами все выпадут, решила состричь. Подстриглась под машинку. Дома так и ходила, на улице была в парике, который мне очень шел, потому что полностью имитировал мою прежнюю прическу.

Парик — это одна из сложностей этого периода. Особенно летом, когда в нем жарко, некомфортно, а снять нельзя. Спустя четыре месяца после начала химиотерапии я все еще вынуждена использовать парик. Позволяю себе появляться без него только в бассейне и в фитнес-центре. На работу пока не могу так появиться. Волосы уже растут, но еще разительный контраст между тем, что было. Рассчитываю, что в середине ноября уже смогу отказаться от парика.

«Как не поддаваться панике? Обязательно нужно занимать себя делами. Должно быть какое-то увлечение, хотя бы чтение книг, просмотр интересных программ. Думаю, что очень важно не паниковать, в противном случае и лечение вряд ли пройдет успешно»

Виктория.

Лучевая терапия

Лучевую терапию я также проходила работая. Руководство знало мою ситуацию и пошло мне навстречу, отпуская раньше с работы, чтобы я успевала на лечение. Мне назначили 25 сеансов лучевой терапии. Проходила я ее в онкоцентре ежедневно по рабочим дням, в выходные — отдыхала. Лучевая терапия заняла месяц.

Перед прохождением терапии на теле сделали КТ-разметку. Специальным ярким фломастером выделили область облучения. Линия периодически выцветала, приходилось обводить ее дома раствором «Фукорцина». Смывать нельзя, а белье от этого пачкалось.

Мне назначили точное время, к которому я приходила. Сеанс занимал 7-10 минут. Все очень быстро, но иногда из-за поломки очередного аппарата приходилось ждать полтора-два часа. Такое бывало редко, в основном все было четко по времени.

При лучевой терапии особых побочных эффектов я у себя не наблюдала. Единственное, во второй половине дня мне хотелось спать, было сонливое состояние. Еще пострадала кожа на груди: сначала покраснела, потом стала темно-коричневой. За ней нужно постоянно ухаживать в этот период: мазать «Бепантеном», «Пантенолом», специальными кремами. Обо всем этом врачи, конечно, говорят.

Во время лучевой терапии я также находилась под пристальным вниманием лечащих врачей, периодически ходила на прием к радиологу. Он контролировал, все ли нормально. Кроме того, делала КТ молочных желез или грудной клетки. Через месяц после лучевой терапии, даже если уже все зажило, нужно делать примочки специальным раствором — «Димексидом».

Все необходимые лекарства во время лечения были бесплатными, единственное, за что я платила, это лекарства от возникших у меня побочных явлений: «Метрогил гель» для десен, «Ибупрофен» при повышении температуры, препараты для разжижения крови. Но эти денежные траты, в месяц около 2-3 тыс. руб., были вполне посильны. В основном все это было в период химиотерапии, когда было наибольшее проявление побочных явлений. При лучевой терапии только крем и примочки, препараты недорогие. Считаю, что все это доступно.

Реабилитация

Сейчас я раз в три недели подкачиваю экспандер в груди, до полного накачивания осталось два сеанса. Через полгода после лучевой терапии меня ожидает операция по замене экспандера на силиконовый имплантат.

Теперь, когда прошло время, конечно, волнует вид, форма груди, хочется быть красивой. После операции больше волновало, чтобы был хороший анализ и все прошло удачно.

Каждый день я делаю небольшую зарядку для руки, специальные упражнения. Обо всем этом можно получить консультацию реабилитолога. Я была у него на приеме в онкоцентре, бесплатно. Записалась по полису ОМС. Тем более, если проходишь там лечение, врачи рекомендуют получить консультацию реабилитолога.

Мне дали методичку, еще у них есть телемедицина — сайт, где можно заниматься онлайн вместе с реабилитологом. Также я сама находила в интернете различные программы, где профессиональные реабилитологи показывают упражнения для снятия отечности руки, улучшения ее подвижности для тех, кто перенес мастэктомию. Сейчас у меня с кожей все нормально, я стала ходить на перевязки (так называют процедуру подкачки экспандера). До лучевой терапии его нельзя сделать того размера, который был у груди до операции. Экспандер был подкачен только наполовину, и сейчас мне его постепенно увеличивают. Из-за этого в груди опять возникают неприятные ощущения, как будто распирает, возникает тяжесть. Если до этого, даже во время лучевой терапии, все было комфортно, то теперь я снова начала чувствовать неудобства. Надеюсь, что, когда все заполнится и кожа растянется до необходимого размера, неприятные ощущения уйдут.

Гормональная терапия

После окончания лечения в онкоцентре им. Блохина я наблюдаюсь у химиотерапевта в онкодиспансере № 5 по месту жительства. Раз в месяц мне делают укол «Гозерелина» для выключения функции яичников. Так как опухоль у меня гормональная, это нужно делать, чтобы не спровоцировать развитие новой опухоли. Между этими курсами раз в четыре недели я сдаю анализы крови на эстрадиол и ФСГ, смотрят уровень гормонов. Также мне назначен «Тамоксифен», один раз в день в течение пяти лет.

Сейчас прошло больше восьми месяцев после операции. Позади первое обследование: УЗИ молочных желез и рентген легких. У меня все хорошо. У меня ремиссия. Мама продолжает делать химию, у нее IV стадия рака, очень похудела, но держится молодцом — сама убирает квартиру, готовит.

Жизнь после рака

Сейчас я готовлюсь к пластической операции — хочется, чтобы грудь выглядела красиво. Проконсультировалась со своим врачом — он посоветовал мне клинику. Я очень бережно отношусь к себе, своему здоровью: не ношу тяжести, ограничиваю себя в тяжелой работе. Что касается спорта, я начала ходить в бассейн. Мой лечащий врач предупредила, что по-спортивному плавать нужно аккуратно: спокойно, без напряжения, чтобы не провоцировать боль в руке, беречь себя. Также я посещаю йогу, курс «Здоровая спина», суставную гимнастику. Все это мне очень нравится, после занятий я себя хорошо чувствую, разминается все тело, мышцы в тонусе. Также очень много гуляю, хожу пешком.

Очень важно питание. Если в рационе было много жирной пищи, углеводов, то от этого нужно отказываться, перестраиваться. Нужно соблюдать диету: больше фруктов, овощей, белковая пища, как можно меньше углеводов.

Ранее +1Платформа рассказывала, кому задать 1000 и 1 вопрос об онкологии

Фотографии: Luisa Brimble / Unsplash

Читайте также