История Жени. Как многодетная мама и директор фонда против рака дважды столкнулась со страшной болезнью

Инклюзивный проект Everland и +1Платформа запустили рубрику «1000 и один вопрос об онкологии». Сегодня Евгения Кондратюк из Белгорода делится историей о том, как она во время третьей беременности узнала, что больна «женским раком»

Справка о Евгении:

Евгения Кондратюк, 40 лет, живет в Белгороде. По образованию — технолог пищевых производств и юрист. Директор благотворительного фонда «Святое Белогорье против детского рака». Возглавляет комиссию по социальной политике и здравоохранению общественной палаты Белгородской области. Воспитывает трех сыновей и дочку. В 2014 году поставлен диагноз — рак шейки матки, 1В стадия. Рецидив в 2021 году. Продолжает лечение.

Важно: больше об онкологических заболеваниях женской половой сферы на проекте «Онконавигатор: дорожные карты для пациентов».

Впервые у меня выявили заболевание шесть лет назад. Я была беременна третьим сыном и отправилась на плановое обследование, связанное с беременностью. У меня отсутствовали какие-либо симптомы, поэтому мой диагноз — случайная находка доктора на УЗИ. Меня отправили на цитологию.

Сначала я пошла к гинекологу в областной перинатальный центр Белгородской области. Были новогодние праздники. Из перинатального центра мне направили письмо с просьбой срочно явиться на прием к гинекологу. Я пришла, и он сказал, что мне надо как можно скорее идти к онкологу.

Когда мне сообщили о раке, я подумала, что должна сохранить ребенка, несмотря ни на что. Я не была сосредоточена на диагнозе.

Когда я явилась в женскую консультацию (по письму), то там весьма настойчиво говорили, что мне надо решать вопрос о прерывании беременности.

Поэтому к онкологу в Белгородский онкологический диспансер я явилась «ощетинившись». Я уже находилась на 22-й неделе. Врач-онколог озвучил вариант прерывания беременности, но не настаивал и не говорил о нем как о единственном выходе. У меня спросили, как я настроена. Я ответила, что буду рожать. Помню, я еще заплакала. И доктор сказала: «Не переживай, выносим мы тебе нормального ребенка, все хорошо будет».

Мой муж отреагировал на ситуацию достаточно спокойно, сказал, что все будет хорошо. Он задавал какие-то уточняющие вопросы, но не рвал на себе волосы, не паниковал. У моей мамы в то время был рак яичников, она болела серьезно, и был очередной рецидив, она проходила химию, поэтому ей я сказала о своем диагнозе очень аккуратно и обтекаемо. Не уверена, что она вообще в тот момент поняла, что произошло.

Диагноз и лечение

Мне сделали цитологию, взяли анализы крови и биопсию. Все анализы сделали бесплатно. Все было довольно быстро, результаты цитологии мне сообщили на следующий день после взятия анализа, а результатов биопсии я ждала около десяти дней.

Оказалось, что у меня была 1В стадия онкозаболевания. Врачи не обнаружили большого прорастания инвазии. Было принято решение не начинать активное лечение, а находиться под наблюдением врача-онколога. Я приходила к ней раз в месяц (она брала у меня анализы) вплоть до родов, а после них мне сделали операцию.

Мой образ жизни никак не изменился во время лечения. Но нужно понимать, что я перед этим болела — у меня была доброкачественная рецидивирующая опухоль челюсти (диагноз не уточнен до сих пор), которую оперировали 12 раз. После операций была противоопухолевая химиотерапия, шесть курсов, поэтому, исходя из этих обстоятельств, моя жизнь никак не изменилась. В ситуации с опухолью челюсти все закончилось радикальной операцией, которую делали не в России, с удалением части надкостницы. То есть я уже болела достаточно тяжелым заболеванием, которое гистологически не являлось онкологией, но, на мой взгляд, разница между ним и раком исключительно гистологическая.

Мое общение с врачами складывалось хорошо, и, по моему мнению, это большой плюс. Мой онколог всегда очень подробно отвечала на вопросы. Я получила второе мнение, но это было, скорее, совместное решение с мужем. Врачу легче доверять, когда он тебе обо всем рассказывает.

В 2014 году мне провели кесарево сечение по медицинским показаниям чуть раньше срока, на 37-38 неделе.

«Мне сложно сказать о причинах возникновения рака шейки матки. Может быть, дело в гормонах. Я знаю, что рост опухоли провоцирует вирус папилломы человека, у меня есть и 16, и 18 тип, но я не имею научного обоснования своей теории»

Евгения.

Мне не проводили курсов химиотерапии, связанных с раком шейки матки, так как я ждала ребенка. А когда родился малыш, мне сделали операцию — провели конизацию шейки матки. Перед этим я съездила в частную клинику в Москве для получения второго мнения. Помню, сделала еще раз биопсию для подтверждения диагноза. Операцию делали под местной анестезией, одним днем, в стационар не госпитализировали. После нее мне назначили общую поддерживающую терапию. Врачи сказали, что все хорошо.

Ирония судьбы

Рецидив болезни случился в феврале этого года, когда я снова забеременела. На 17-й неделе мне сделали УЗИ и обнаружили опухоль. По ее признакам предположили, что это рецидив заболевания, и отправили к онкологу. Я сдала анализы крови на RW, вич и гепатиты. Сделала биопсию, цитологию.

4 февраля 2021 года, в Международный день борьбы с раком, у меня подтвердился рецидив рака шейки матки. Ирония судьбы. После того как я благополучно доносила беременность и родила дочку, мне сделали операцию Вертгейма (удаление пораженного органа). Сейчас я на реабилитации.

Мне помогает не опускать руки то, что у меня достаточно насыщенная жизнь, связанная с онкопациентами. Я руководитель Белгородской региональной общественной организации помощи тяжелобольным детям и социально уязвимым слоям населения «Святое Белогорье против детского рака». Мы оказываем всестороннюю материальную и социально-психологическую помощь детям и взрослым с онкологическими заболеваниями.

«У меня перед глазами разворачивалось много историй, как с хорошим, так и с плохим концом. Во-первых, меня поддерживает супруг, во-вторых, у меня четверо детей и есть, ради чего держаться, а в-третьих, наш фонд сейчас запускает серьезный проект поддержки взрослых онкологических больных. Поэтому я отношусь к происходящему как к некоему исследованию»

Евгения.

Я стала достаточно активно вести свой блог. Другим людям советую не затягивать поход к врачу при подозрениях на рак. Надо лечиться, и все будет хорошо.

Фонд «Святое Белогорье против детского рака» создан 12 лет назад. Фонд проверен благотворительным проектом +1Люди. Ежедневно команда проекта проверяет и добавляет в справочник новые НКО, волонтерские организации и городские сообщества, чтобы пользователи проекта взаимодействовали только с надежными организациями.

На сайте проекта можно почитать истории о том, как живут люди в самых разных уголках России, и узнать, как благотворительные организации помогают решать важные социальные проблемы.

Помочь фонду «Святое Белогорье против детского рака» можно по ссылке.

Ранее +1Платформа рассказывала историю Виктории Саблиной из Москвы, которая вышла в ремиссию после лечения рака груди

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Фотографии: Issara Willenskomer / Unsplash

Читайте также