Как помочь онкологическому пациенту: советы психолога

Инклюзивный проект Everland и +1Платформа запустили рубрику «1000 и один вопрос об онкологии». Врач-онкопсихолог федеральной сети клиник экспертной онкологии «Евроонко» Ирина Мансурова рассказывает, что могут сделать близкие онкологического больного, чтобы поддержать его в трудную минуту.

Ирина Мансурова, врач-онкопсихолог федеральной сети клиник экспертной онкологии «Евроонко»

Онкологические заболевания относятся к числу болезней, которые радикально меняют жизнь не только самого заболевшего, но и его родных. На пациента неожиданно обрушивается множество проблем, связанных с постановкой диагноза. Близкие при этом не знают, как себя вести и о чем говорить. Неумелые попытки помочь часто только усугубляют ситуацию.

Чего делать нельзя

Первое, что важно понять близким: не стоит заболевшему человеку докучать своими вопросами и чрезмерной опекой. Ему и так очень плохо — и физически, и эмоционально. Помимо прочего, его наверняка беспокоит ощущение, что он подвел всех, ведь лечение, как правило, требует немалых денег и времени, нарушает планы семьи.

Другая крайность — когда из страха и растерянности родные начинают разговаривать лозунгами и призывами, которые, в сущности, лишь создают иллюзию поддержки: держись, расслабься, не думай о плохом, не нагнетай. Фраза «Все будет хорошо!» — это то, что меньше всего может утешить тяжелобольного человека. Страх и неизвестность — это его настоящее, его «сегодня».

Просто будьте рядом

Часто родственники пациентов в отчаянии спрашивают: «Как мне себя вести в сложных ситуациях? Что делать?» У меня очень простой ответ: если не знаешь, что делать, ничего не делай. Можно просто быть, присутствовать рядом с больным — это, на самом деле, очень много.

К сожалению, говоря о помощи онкологическим пациентам, специалисты достаточно мало внимания уделяют психотерапии, которая проявляется в том числе в отношениях больного с близкими, — чаще даются какие-то бытовые или социальные рекомендации.

Общепринятый перевод слова «психотерапия» — «лечение души». Но работающие в этой профессии понимают, что речь идет скорее о лечении душой, то есть собой, своей личностью. Вопрос: «Что делать?» — в таком случае отходит на второй план, ведь он подразумевает какие-то внешние воздействия и методики влияния (и они, бесспорно, помогают), главная помощь — это присутствие.

Почему присутствие — лучшая поддержка?

Человек лицом к лицу столкнулся с опасной болезнью, и в этой ситуации он одинок. В этом одиночестве и заключается одна из основных проблем. Когда больной замыкается в себе, перед ним возникают такие вопросы, от которых, возможно, он всю жизнь умело скрывался.

То, с чем сталкивается любой человек на протяжении своей жизни, — это смерть, свобода, одиночество и бессмысленность. Очень много страхов связано с этой темой, и, как правило, почти всегда психика человека избегает столкновения с этими вопросами (срабатывает защитная реакция). Постановка онкологического диагноза разворачивает человека к самому себе: больше нет никакой возможности убегать от правды.

Я помогаю пациенту разобраться с теми чувствами, которые возникают здесь и сейчас. Обычно я сравниваю их с десятком клубков пряжи разных цветов и фактуры. Мы представляем, будто в них решил поиграть маленький котенок и запутал все нитки так, что теперь не найдешь концов. И вот теперь нам необходимо их распутать, упорядочив и достав на поверхность некогда подавленные или непрожитые чувства: страх, тревогу, гнев, злость, вину, обиду — те самые, что в обществе принято называть негативными. Когда человек вдруг остается наедине со своей болезнью, он становится очень уязвим, поскольку все эти чувства актуализируются. Человеку кажется, что он сейчас находится в свободном полете без парашюта и ему необходима точка опоры. Именно ее и могут дать опытный онкопсихолог, занятия в группе или правильная поддержка родных.

Важно помнить, что любые чувства — будь то горе по ушедшему человеку, злоба или обида — всегда конечны. Наша задача — стоять рядом с болеющим человеком и помогать выражать эти чувства. Если мы не будем на злость больного отвечать злостью, а просто позволим ей быть, близкий человек освободится от своего гнева.

Собственно, мешая человеку злиться, мы препятствуем его переходу на следующую стадию проживания своей болезни. Этот переход представляет собой последовательность таких реакций, как шок, отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. По этой же причине ни в коем случае не надо «вытаскивать» больного из депрессии, веселить его: нужно помочь человеку «отплакать», и только тогда он сможет принять болезнь. Не согласиться, а принять, то есть позволить ей быть. Помочь больному преодолеть барьеры между стадиями — это и есть задача онкопсихолога и близких людей.

Что важно знать родственникам онкобольных

Испытывать чувство вины может не только пациент. Близкие часто винят себя в том, что, несмотря на огромное желание, ничем не могут помочь больному. С этим очень трудно смириться. Чувство вины есть — а реальной вины нет.

Помимо этого, родственники могут испытывать боль, страх, отчаяние, но если вы хотите давать поддержку другому человеку, очень важно найти место для любви, надежды и радости. Для этого родственникам важно заботиться о себе, не забывать о собственной жизни, не отказываться от тех вещей, которые дают спокойствие, эмоциональную устойчивость, — например, хобби.

Также стоит найти кого-то, с кем можно было бы поделиться своими переживаниями. Это подобно кругам на воде: больной — в центре, ближайший круг — родственники и близкие друзья, которые передают эмоцию дальше — своим друзьям и приятелям, создавая тем самым новый круг. Если этого не сделать, эмоция снова возвращается в центр и обрушивается на пациента.

К сожалению, обычно родственники больных чаще обращаются к психологу за «скорой помощью»: рассказали о своих переживаниях и страхах, почувствовали облегчение и побежали дальше. Но мне хотелось бы, чтобы близкие онкологических пациентов понимали: им тоже нужны люди, которые выслушают, поддержат и скажут: «Хорошо, что ты можешь об этом говорить».

Хотелось бы, чтобы мы стали более внимательны к себе и своим эмоциям, понимали, что иногда отчаяние — это просто этап, который нужно пройти ради продолжения жизни, но уже в новом и лучшем ее качестве. Никто не знает, что будет завтра, — и в эту фразу стоит вложить не обреченность, а веру.

Важно: больше об онкологических заболеваниях можно узнать в проекте «Онконавигатор. Дорожные карты для пациентов».

Ранее +1Платформа рассказывала, как задать 1000 и один вопрос онкологу

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Фотографии: SeventyFour / iStock

Читайте также