Почему «рожденным в СССР» сложно вести экологичный образ жизни

Эксперты движения «ЭКА» объясняют, почему надо развивать экологические привычки с детства

Российские зуммеры (люди в возрасте от 14 до 24 лет) по разным причинам участвуют в экологических акциях чаще, чем представители старших поколений, одна из них — желание решить проблему изменения климата, которую они считают одной из самых важных на данный момент. Между тем, нынешние 35—40-летние (представители поколения Х) ведут себя гораздо пассивней: не сортируют отходы, одержимы потреблением и одноразовыми вещами. Они плевать хотели на изменения климата? Не совсем так. Многие из них зрелом возрасте развивают у себя экопривычки. Но если бы делали это с детства, результат был бы гораздо лучше.

Экологичность напоминает о нищете

Многие граждане СССР сдавали в переработку макулатуру и стеклотару, носили продукты в плетеных авоськах, чинили сломанные предметы и использовали множество вещей повторно. Они давали друг другу читать книги, хотя и не называли этот обмен буккроссингом.

Власть планировала объемы товаров и услуг, их качество и цены, но не давала производствам самостоятельно развиваться. Это приводило к единообразию. По всей стране люди ходили в одинаковой неказистой обуви и тусклой мешковатой одежде. Это приводило к тому, что за любой импортной вещью мгновенно выстраивались очереди.

Когда СССР пал, страна изменилась. В нее, помимо прочего, хлынули невиданные прежде полиэтиленовые пакеты и блоки трудноразлагающейся жевательной резинки, леденцы на пластиковых палочках, напитки и сладкие батончики в неперерабатываемой упаковке.

В 90-х годах экономика страны разрушилась, мы пережили несколько финансовых кризисов. Но затем, кое-как встав на ноги, люди захотели избавиться от травм советского прошлого и забыть об унизительной нищете и «совковом» дефиците. Множество разнообразных товаров первой необходимости, изобилие одежды, а также одноразовые предметы, избавляющие нас от необходимости мыть, стирать и ремонтировать, стали ассоциироваться с жизненным комфортом. Возможно, нам требовалась избыточность в терапевтическом смысле. Никому не нравятся голод и нужда. А ведь именно с этим сложным периодом жизни у «рожденных в СССР» ассоциируются экологические практики.

«Что же вы нам ничего не сказали?»

Советская система сбора вторсырья не была идеальной. Но это все же была система. Люди знали, что стекло, бумага, металл — ценный ресурс, который можно собрать и обменять на деньги или какой-нибудь дефицит. Но после развала СССР в школах практически перестали собирать макулатуру и металлолом, из дворов исчезли пункты приема стеклотары, а из подъездов — ведра для пищевых отходов. По всей стране стали разрастаться мусорные полигоны, часто стихийные. Люди много лет жили в логике «берем, производим, выбрасываем».

Впрочем, учиться собирать хрустящие пакетики от конфет, сдирать наклейки с канистр из-под геля для стирки, споласкивать бутылки и стаканчики от йогуртов — все это не имело никакого смысла без системы раздельного сбора и переработки вторсырья на уровне страны. А система возникает только сейчас.

Можем ли мы учиться сами и учить детей?

Судя по опыту Швеции и других скандинавских стран, взрослые люди осознанно разделяют отходы и заботятся о каждом клочке природы, потому что учатся этому с детства. Писатель Фредрик Бакман, автор бестселлеров «Вторая жизнь Уве», «Тревожные люди» и других, в своих книгах критикует родную шведскую модель. Но ведь недостатков нет только там, где нет самой системы. Например, в России.

Нынешнее состояние и содержание экологического образования в России не соответствует современным глобальным вызовам и масштабам экологических проблем. У нас не внедрена эффективно действующая государственная система непрерывного экологического образования, несмотря на ряд поручений президента и требования федерального законодательства. Ни в детском саду, ни в школе, ни в вузе детям и молодым людям только не объясняют, чем грозят человечеству климатические изменения и другие глобальные экопроблемы.

Неполученные в детстве знания — одна из важнейших причин усугубления экологических проблем, как и вошедший в моду пластик. Скольких проблем мы могли бы избежать, если бы с детства учились беречь ресурсы планеты!

Какую работу над ошибками нам стоит провести, чтобы исправить сложившуюся ситуацию? Как сделать так, чтобы наши дети осознали, что планета — их дом, а значит, сфера их ответственности? Должны ли экологические знания и компетенции стать неотъемлемой частью образования на протяжении всей жизни? Сложно представить, что сразу многие станут лоббировать изменения в образовательной системе, связанные с экопросвещением. Зато более вероятно, что, не ожидая этих изменений, мы сами займемся просвещением наших детей и друг друга. Можно просто сортировать мусор дома, чтобы дети это видели.

Если не объяснять всем и каждому, что ресурсы Земли ограничены и потому их надо беречь, шеринговая экономика (когда люди делятся друг с другом транспортом, инструментами, бытовыми приборами, книгами и так далее) по-прежнему будет вызывать у большинства наших соотечественников лишь воспоминания о коммуналках с дискомфортным общим бытом.

Подготовили Елена Дудукина и Алина Пен

Ранее +1Платформа рассказывала, что глобальное потепление стимулирует развитие КСО, создает тренд на экологические профессии. Эксперты считают, что в скором времени на подмогу специалистам по КСО придут экологи и менеджеры по ресайклингу.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Фотографии: Alinakho / iStock

Читайте также