Почему онкобольным не нужно бояться «химии» и лучевой терапии

Инклюзивный проект Everland и +1Платформа запустили рубрику «1000 и один вопрос об онкологии». Врач-радиотерапевт федеральной сети клиник экспертной онкологии «Евроонко» Денис Романов рассказал о заблуждениях, которые существуют вокруг современных методов лечения рака.

Денис Романов, к. м. н., врач-радиотерапевт федеральной сети клиник экспертной онкологии «Евроонко», член Ассоциации онкологов России (АОР), Российской ассоциации терапевтических радиационных онкологов (РАТРО), The European Society for Radiotherapy and Oncology (ESTRO), участник экспертной группы в рамках Национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями.

Химиотерапия и лучевая терапия — краеугольные камни лечения онкологических заболеваний. Эти методы могут заменять и дополнять хирургическое лечение или использоваться самостоятельно. Также существуют заболевания, при которых применяется сочетание лучевой и химиотерапии.

Химиотерапия убивает здоровые ткани и органы?

Не стоит относиться к химиолучевой терапии как к чему-то плохому. Иногда пациенты думают, что если опухоль нельзя прооперировать, значит, дела плохи. На самом деле часто, напротив, операции требуются пациентам в сложных ситуациях, когда невозможно ограничиться только лучевой терапией. Классический пример — рак гортани. На первой и второй стадии он не требует хирургического лечения. В редких случаях пациенту требуется лазерная резекция голосовой складки, но в целом болезнь лечится лучевой терапией. Операция при раке гортани требуется пациентам, у которых опухоль разрослась, поразила хрящи и перешла на следующую стадию.

Все методы, которые сегодня применяются для лечения рака, за годы развития онкологической науки доказали свою эффективность и безопасность для пациентов.

Не стоит бояться химиотерапии: она, как и любой метод лечения онкологических заболеваний, имеет побочные эффекты, но при этом хорошо купирует симптомы болезни. В зависимости от вида препарата пациент может столкнуться с такими побочными действиями, как:

  • выпадение волос
  • тошнота и рвота
  • слабость
  • падение показателей крови и др.

Проведение химиотерапии качественными препаратами и соблюдением всех правил позволяет пациентам легче переносить терапию. К такому лечению пациента обычно готовят с использованием лекарств, которые помогают перенести терапию с меньшими рисками и сделать ее менее травматичной для здоровых органов. Подготовка проводится перед операциями и химиотерапией, включает в себя назначение противорвотных средств или препаратов, помогающих снизить нагрузку на почки.

Часто негативное отношение к химиотерапии складывается из неудачного опыта, когда лечение было выполнено некорректно. Например, при нарушении правил скорости введения химиотерапевтических препаратов побочные эффекты проявляются гораздо сильнее, чем при соблюдении рекомендаций. При использовании некачественных лекарств, отсутствии или неправильной подготовке к терапии пациента могут мучить сильные тошнота и рвота, что вызывает ассоциации с отравлением организма.

Также крайне важен правильный подбор схемы лечения. У меня есть примеры, когда пациенты связывали ухудшение самочувствия с химиотерапией, хотя им давали слабые препараты, не соответствующие их клинической ситуации. Заблуждение поддерживали врачи, говоря, что пациентам не нужна сильная химиотерапия. На самом деле ухудшение состояния было связано с прогрессированием болезни, потому что химиотерапия не работала. При правильном подборе схемы лечения пациенты, наоборот, чувствуют себя значительно лучше.

Кроме того, у пациентов иногда присутствует индивидуальная непереносимость каких-то компонентов препаратов — но ведь аллергия может быть и на краску для волос.

Примерно то же самое можно сказать о лучевой терапии. Это агрессивный и травматичный для здоровых органов метод лечения. Но если лучевая терапия проводится компетентными специалистами, на современном оборудовании и с соблюдением правил безопасности, она не приведет к тяжелым последствиям.

Бояться лечения не надо. Надо бояться плохого лечения, как и в случае с любыми другими заболеваниями.

Назначения врачей должны соответствовать:

  • клинической ситуации пациента
  • клиническим рекомендациям лечения заболевания, так как они составлены на основе анализа огромных баз данных о применении тех или иных лекарств, разработанных и испытанных в течении десятилетий.

При правильном подходе результаты терапии будут хорошими, в противном случае больной может столкнуться с печальными последствиями. К сожалению, такие истории вызывают страхи у пациентов. Метод лечения не может быть плохим, все зависит от того, как он используется.

При отказе от химиотерапии шансы на успех в борьбе с болезнью тают. Бывают случаи, когда онкологический процесс регрессирует самостоятельно, но чаще всего в таких ситуациях человек и не узнает о болезни. Например, если родинка переросла в меланому и иммунитет с ней справился без посторонней помощи. Иногда врачи диагностируют отдаленные метастазы, но не могут найти первичную опухоль. Это значит, что опухоль погибла под воздействием иммунитета или других неизвестных факторов. Речь идет о совсем небольших скоплениях злокачественных клеток, а не об опухолях с метастазами. Такие ситуации — исключения, которые подтверждают правило. Ни в коем случае нельзя ждать, когда болезнь уйдет сама собой.

Не химией единой

В настоящее время термин «химиотерапия» нельзя считать до конца корректным. Химиотерапией называется только одна составляющая системной противоопухолевой терапии — применение цитостатиков, препаратов, которые не обладают избирательностью в действии на клетки организма. Они влияют на клетки с быстрым делением, из-за чего у пациента возникают побочные эффекты.

Но в арсенале у онкологов существуют другие препараты, также системно воздействующие на опухолевые клетки:

  • гормональные — влияют на клетки гормоночувствительных опухолей
  • таргетные — чаще всего применяются при наличии определенных мутаций в генах
  • иммунопрепараты — помогают иммунной системе бороться с опухолевыми клетками, используются при ограниченном количестве заболеваний и иногда требуют выполнения молекулярно-генетического тестирования для определения показаний к использованию.

У каждого препарата свой профиль токсичности. Не стоит гнаться за самыми новыми видами лечения с низкими побочными эффектами. Существуют дешевые препараты со значительными побочными эффектами, которые тем не менее много лет доказывают эффективность при определенных видах рака и лечат их лучше всего. Дороже — не всегда значит лучше.

Грамотный онколог знает эти нюансы. Но следует отметить, что пациент не всегда получает верные и исчерпывающие ответы на свои вопросы, поэтому обязательно нужно получить второе мнение. Для уравновешивания мнений разных специалистов проводятся консилиумы. К сожалению, иногда они являются формальными. Также бывают случаи, когда химиотерапевт назначает неудачный вариант терапии, а лучевой терапевт и хирург не могут предложить более оптимальное решение из-за отсутствия знаний в смежной области.

При лучевой терапии также рекомендуется получение второго мнения, потому что у радиотерапевтов разные уровни квалификации, технические возможности, представления о методиках лечения. Некоторым пациентам три радиотерапевта могут сказать, что радиотерапия не нужна, а квалифицированный радиотерапевт в клинике с подходящим оборудованием может помочь.

Яркий пример — лучевая терапия при меланоме кожи. Считается, что меланома не реагирует на лучевую терапию. Однако при определенных режимах фракционирования дозы (то есть сочетании разовых и суммарных доз, а также частоты проведения сеансов облучения) меланома очень чувствительна к облучению, и с его помощью можно достичь прекрасных результатов в терапии. К сожалению, часто при лечении меланомы химиотерапевты и лучевые терапевты даже не рассматривают такой вариант. Действительно, одним из факторов возникновения меланомы является чрезмерная инсоляция (избыток ультрафиолетового излучения), а при лучевой терапии также используется излучение — правда, другими параметрами.

Сочетание методов лечения

Нужно разделять два основных варианта химиолучевой терапии.

Первый вариант — как одна из составляющих комплексного радикального лечения, когда химиолучевая терапия используется перед хирургическим вмешательством или после него для повышения его радикальности.

Второй — самостоятельный вид лечения, способный помочь пациенту без выполнения операции. Последний вариант применяется при различных злокачественных опухолях, например, органов головы и шеи, пищевода, легких, прямой кишки, мочевого пузыря, шейки матки, анального канала или полового члена.

В случае с этими опухолями доза облучения доводится до радикальных значений, но на фоне такого лечения вводятся химиопрепараты по индивидуально подобранной схеме. Реже используются таргетные препараты — например, при опухолях головы и шеи назначают цетуксимаб, если имеются противопоказания к платиносодержащей терапии. Химиопрепарат выполняет задачу радиосенсибилизации — искусственного увеличения эффективности лучевого воздействия на опухолевые клетки. Есть болезни, которые практически невозможно вылечить одной лучевой терапией, зато они прекрасно поддаются лечению при добавлении в схему химиотерапии. Да, побочные эффекты будут тяжелее. Чем агрессивнее терапия, чем больше вариантов лечения используется, и тем больше побочных явлений. Зато это позволяет добиваться гораздо лучших результатов.

Хотелось бы повторить, что схема терапии вырабатывается на основе клинических рекомендаций, которые являются квинтэссенцией многолетнего опыта онкологов со всего мира, а не исходя из личных предпочтений врача. Для составления клинических рекомендаций проводятся исследования, сравниваются группы пациентов, которые получали разное лечение, среди них выделяются подгруппы с определенными параметрами. В итоге получается готовый алгоритм действий. Когда к нам обращается пациент, мы выясняем стадию его заболевания, изучаем результаты гистологии (иногда молекулярно-генетического тестирования) опухоли и назначаем оптимальное лечение, которое увеличивает шансы на успех.

Опыт показывает, что большинство пациентов переносят лечение приемлемо и оно не приводит к травмирующим последствиям. Высокое качество современных препаратов, технические возможности лучевой терапии, растущие возможности хирургии позволяют в дальнейшем нормализовать состояние пациентов, которые перенесли такое агрессивное лечение. Человек не остается инвалидом, а наоборот — возвращается к качеству жизни, которое было до болезни.

Также можно назвать химиолучевой терапией (хотя существуют и гормонолучевая терапия, таргетнолучевая терапия и иммунолучевая терапия) подход, используемый при наличии у пациента метастазов, когда он получает химиотерапию, но отдельные метастазы вызывают боль и требуют применения лучевой терапии в обезболивающих целях. Остается один или несколько метастазов, которые не уменьшились. В таком случае врач оказывается перед выбором: изменить в целом эффективную линию химиотерапии, либо уничтожить проблемные метастазы с помощью лучевой терапии.

В этих случаях курс химиолучевой терапии может быть проведен между курсами химиотерапии. Или параллельно с таргетной или гормональной терапией.

Важно: больше об онкологических заболеваниях можно узнать в проекте «Онконавигатор. Дорожные карты для пациентов».

Ранее +1Платформа рассказывала, как задать 1000 и один вопрос онкологу

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Фотографии: Mark Kostich / iStock

Читайте также