«Рак легкого — не приговор, а диагноз»

Инклюзивный проект Everland и +1Платформа запустили рубрику «1000 и один вопрос об онкологии». Заведующий отделением лекарственных методов лечения НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Константин Лактионов ответил на самые распространенные вопросы о диагностике и лечении рака легкого в подкасте «ЗдорОво живешь!».

Константин Лактионов, врач-онколог, д.м.н., заведующий химиотерапевтическим отделением N17 НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, заместитель директора по лечебной работе

Как не заболеть раком легкого?

Если вы не курите, у вас крайне низка вероятность заболеть раком легкого. Поэтому совет один: не начинайте курить или прекратите это делать. Третьего не дано. Важно не только количество выкуриваемых сигарет в день, но и стаж курильщика. Для того чтобы риск развития рака стал действительно осязаемым, стаж должен быть более 10 лет. Курение — это мина замедленного действия. Развитие опухоли связано с целым рядом процессов, которые переходят один в другой и занимают длительное время. Это очень инертная история. Поэтому, даже бросив курить, человек покинет группу риска только лет через 10.

Курильщикам нужно регулярно проходить диспансеризацию, в которую входит рентгенологическое обследование легких. Есть достаточно крупное американское исследование, для которого отобрали добровольцев старше 55 лет со стажем курения 15 лет и больше. Им ежегодно делали компьютерную томографию. В результате отслеживания возникновения опухоли удалось на 20% снизить смертность у такой категории граждан, так как врачи смогли выявить рак на ранней стадии. Сейчас заканчиваются похожие европейские исследования, где ученые еще не пришли к окончательным выводам.

Диагноз — это приговор?

Нет, это просто диагноз. А также повод реализовать индивидуальную концепцию лечения. Каждая возникшая опухоль у человека своеобразна. Мы научились распознавать биологический портрет опухоли — он во многом предопределяет агрессивность течения болезни и стратегию лечения. У нас есть возможности воздействовать на слабые точки опухоли, чтобы лучше ее контролировать и даже уничтожить.

Насколько хорошо лечится рак легкого?

Рак легкого относится к невизуальным. К сожалению, только каждый третий случай заболевания выявляют на ранней стадии. В онкологии принято условное разделение на четыре стадии болезни: I — является самой ранней, IV — самой поздней. Результат лечения на I и II стадиях достаточно хорош: из 10 человек шестеро выздоравливают. На III стадии ситуация уже более сложная: опухоль локализуется не только в легочной ткани, но также проникает в лимфатическую систему. Угроза распространения болезни вырастает. Поэтому шанс на выздоровление имеет только каждый четвертый заболевший.

Как проходит лечение?

Для выбора лечения нужно понимать, насколько распространился процесс в организме. В зависимости от стадии есть разные варианты лечения. Если речь о локализованном раке легкого, мы оцениваем возможность хирургии и лучевой терапии. Если процесс распространился — вся надежда на лекарственное системное воздействие. Хирургия и лучевая терапия в этом случае используются как вспомогательные методы.

Обязательно ли пациенту лечится в крупных федеральных центрах?

Сегодня достаточно четко отработаны клинические рекомендации, по которым люди проходят лечение в разных городах и регионах. Специалисты-онкологи имеют прямой доступ к этим рекомендациям. Там прописаны алгоритмы и последовательность лечения.

Чего не нужно делать пациентам с раком легкого?

Не нужно обращаться к непрофильным специалистам. У них обычно масса дополнительных предложений, которые в итоге вредят делу. Пока есть возможность идти по отработанному, стандартному пути лечения, у вас есть шанс качественно контролировать болезнь.

Как проверить, попал ты к правильному врачу или нет?

Если это онколог, значит вы у правильного специалиста. Сегодня появился формат онлайн-конференций, который увеличил доступность к информации. Лечащий врач может посещать мультидисциплинарные советы, где хирург, лучевой терапевт, специалист лекарственного лечения обсуждают каждый отдельный случай болезни и подбирают индивидуальную тактику лечения.

Если пациенту удалили легкое, значит, у него все было совсем плохо?

Объем удаления легкого зависит от локализации первичного очага болезни. Если очаг расположен на периферии легкого, можно сделать экономную резекцию. А если опухоль возникла в месте деления трахеи на главные бронхи, придется удалять все легкое. Так что объем операции не говорит о тяжести процесса.

Лучевая терапия или хирургия тоже не могут быть маркером запущенности опухоли, поскольку до 20% пациентов с I стадией не могут быть прооперированы из-за сопутствующих патологий. Хотя традиционно хирургию мы используем на ранних этапах. Лучевая терапия носит промежуточный характер, а лекарственное лечение — это удел распространенных опухолей.

Без легкого можно жить?

Легкие — это парный орган. После удаления одного, оставшееся легкое берет на себя часть функций удаленного и через год замещает его на 70%. Этого вполне достаточно для спокойной, размеренной жизни. Да, человеку, который перенес рак легкого, нельзя заниматься игровыми видами спорта, но встретив такого человека на улице, вы даже не поймете, что он прооперирован.

Как вы относитесь к вакцинации против коронавируса пациентов с раком легкого?

Спрос на вакцинацию все время растет. Наши пациенты боятся заболеть коронавирусной инфекцией, опасаясь, что это вызовет какой-нибудь всплеск болезни. Но если у пациента длительная ремиссия, об этом стоит серьезно задумываться.

Подкаст «ЗдорОво живешь!» рассказывает о проблемах со здоровьем. Ведущий Евгений Кесарев и его гости, врачи разных специальностей, психологи и пациенты, говорят о болезнях, лечении и людских страхах.

Важно: больше об онкологических заболеваниях можно узнать в проекте «Онконавигатор. Дорожные карты для пациентов».

Ранее +1Платформа рассказывала, как задать 1000 и один вопрос онкологу

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Фотографии: Noah Negishi / Unsplash

Читайте также