Законодательство для НКО стало более суровым

Юристы «Правовой команды» рассказали, что изменилось в работе НКО за уходящий год

Уходящий 2021 год, как и прошлый, был непростым для людей и организаций. При этом в некоммерческой сфере случилось и много хорошего: из-за пандемии законодатели и контролирующие органы шли на уступки, а люди в непростых условиях не бросили помогать друг другу, а, наоборот, стали делать это активнее. Юристы проекта «Правовая команда» на заключительной новогодней информационной встрече подвели итоги года для НКО.

Законодательство и отчетность

С точки зрения законодательства жизнь НКО в уходящем году, с одной стороны, стала немного проще. Например, изменения, внесенные постановлением правительства, позволяют некоммерческим организациям использовать типовые трудовые договоры с сотрудниками и при соблюдении условий по численности работников и сумме дохода отказаться от локальных нормативных актов по охране труда. Это немного упрощает процесс документооборота.

Параллельно ужесточились требования к отчетности: в первую очередь это касается организаций, получающих переводы из-за рубежа. Теперь, НКО придется указывать информацию о получении и расходовании средств, полученных от юрлиц, бенефициары которых иностранцы, а также информацию о российских физических и юридических лицах, если они действуют в качестве посредников при получении НКО имущества из-за рубежа. То есть количество информации, которой надо делиться с Минюстом, ощутимо выросло.

Закон об электронных подписях

Забот руководителям НКО добавит и новый закон о получении электронных подписей. С 1 января 2022 года выдавать квалифицированную электронную подпись будет ФНС России. Подписи, выданные коммерческими удостоверяющими центрами после получения ими аккредитации в 2021 году, будут действовать до конца срока их использования, а не до 1 января 2022 года, как планировалось ранее.

НКО-иноагенты теперь вынуждены отчитываться больше и чаще. В частности, о расходовании денежных средств и об имуществе по каждому виду источника, а также о мероприятиях, которые планировались, но в итоге не были проведены. При этом появились и новые риски: так, ФСБ утвердила перечень данных, которые при их получении иностранцами могут навредить безопасности России и интерес к которым будет считаться «целенаправленным сбором» сведений в области военной и военно-технической деятельности.

А Минюст получил доступ к банковской тайне — теперь банки обязаны предоставлять представителям власти всю информацию по счетам НКО. Это позволит государству оценить, как организация использует деньги и другое имущество, насколько достоверна ее отчетность, а деятельность соответствует уставным целям.

Защита персональных данных

В этом году персональные данные в России стали охраняться еще строже. Так, организации теперь должны получать от людей согласие на распространение персональных данных, например, когда эти данные появляются на сайте некоммерческой организации.

Также вдвое выросли штрафы за правонарушения в сфере обработки персональных данных и появились новые составы административных правонарушений. Так, за незаконную обработку данных организации грозит штраф от 60 тыс. до 100 тыс. руб., а за повторное нарушение — уже до 300 тыс. руб.

Государственный контроль за обработкой персональных данных

Кроме того, с 1 июля вступило в силу новое положение о государственном контроле за обработкой персональных данных, где уточняются полномочия Роскомнадзора, например, как часто и каким образом орган может проводить проверки.

Что именно будет проверять Роскомнадзор, ясно из проекта приказа о проверочных листах. Там 59 вопросов, ответы на которые Роскомнадзор, собственно, и должен получить от операторов персональных данных.

Коронавирусные послабления

Российское законодательство благодаря пандемии, наконец, разрешило проводить собрания дистанционным способом. Так, с 1 июля закон перестал разделять собрания на очные и дистанционные: теперь и те, и другие собрания являются заседаниями.

Причем такие «удаленные» заседания будут доступны не только руководству юрлиц, но и учредителям будущих юрлиц. Главное при онлайн-встречах — соблюсти требования закона и провести достоверную аутентификацию участников.

Также 7 сентября 2021 года были утверждены правила предоставления из федерального бюджета субсидий субъектам малого и среднего предпринимательства и социально ориентированным некоммерческим организациям. Речь идет о субсидиях на карантин и на объявляемые в стране в связи с пандемией нерабочие дни — эти издержки частично компенсируют НКО из реестра получателей субсидий, который формируется Федеральной налоговой службой.

Для получения субсидий на карантин нужно подать в налоговую заявление в течение двух месяцев со дня направления в управление Федеральной налоговой службы решения о введении карантина. Для получения субсидии на нерабочие дни заявление нужно было направить в срок с 1 ноября по 15 декабря 2021 года.

Изменения произошли и в сфере регулирования деятельности фондов, поправки 1 июля 2021 года внесены в Гражданский кодекс. С марта 2022 года все фонды будут разделяться на личные и общественно полезные.

Личным фондом будет признаваться унитарная некоммерческая организация, которую учредил человек или (после смерти) нотариус и которая управляет его имуществом. Учредить фонд можно на определенный срок или бессрочно. Отчет об использовании имущества публиковаться не должен, если обратное не закреплено в уставе.

Остальные фонды, учреждаемые людьми и юрлицами и преследующие благотворительные, культурные, образовательные или иные социальные, общественно полезные цели, теперь будут называться в Гражданском кодексе «общественно полезные фонды».

Что придет на смену бумажным документам?

В Трудовом кодексе появились новые статьи о кадровом электронном документообороте. Речь о создании, подписании, использовании и хранении «трудовых» документов в электронном виде, а именно трудовых договоров; договоров о материальной ответственности; ученических договоров и других кадровых документов (но не приказа об увольнении и трудовых книжках).

Переходить на такую систему необязательно, можно все делать по старинке. Работодатель обязан уведомить работников о введении КЭДО, а они вправе согласиться или отказаться. Если письменное согласие работника не получено, его кадровые документы нужно продолжать вести традиционно, в бумажном виде.

Если перейти на электронный документооборот, на бумаге ничего дублировать не нужно. Организациям это сэкономит и время, и пространство для хранения: большую часть документов можно будет хранить в цифровом формате. Срок хранения — такой же, как и для бумажных документов.

Корпоративная связь для НКО

При этом государство ограничивает перечень софта, который организации могут использовать. Это бесплатная цифровая платформа «Работа в России», доступ к которой можно подключить через портал госуслуг. Собственную информационную систему тоже можно использовать, но она должна обеспечить подписание электронного документа, его хранение, а также фиксацию факта его получения.

Внедрение КЭДО подразумевает использование электронной цифровой подписи, поэтому в Трудовом кодексе закреплена норма, позволяющая работодателю оплатить сотрудникам расходы на ее получение.

В июне были внесены изменения в закон «О связи». В частности, изменился порядок приобретения организациями корпоративных сим-карт. Теперь организации обязаны раскрывать информацию о себе и своих сотрудниках, которые пользуются корпоративной мобильной связью. Также нужно раскрывать сведения о корпоративных сим-картах, используемых в оборудовании.

Рисковый светофор от Центробанка

Центробанк для оценки организаций на предмет соответствия антиотмывочному законодательству будет делить юридических лиц и ИП на три категории:

  • высокого риска (красная),
  • среднего риска (желтая),
  • низкого риска (зеленая).

Результаты оценки регулятор с помощью платформы «Знай своего клиента» доведет до банков, которые, в свою очередь, тоже будут оценивать организации.

С организациями, попавшими в красную категорию, все плохо: им грозит ликвидация, но можно попробовать оспорить статус. Для «желтых» принципиально ничего не меняется. Зато «зеленым» организациям новые проверки не грозят: им не смогут внезапно отказать в заключении договора банковского счета или в проведении операции в адрес такой же «зеленой» организации.

Налоговые льготы для доноров НКО

В связи с пандемией с января 2022 года российским компаниям разрешили считать пожертвования внереализационными расходами, тем самым уменьшая базу при расчете налога на прибыль. Льготу для доноров НКО предусматривает дополнение, внесенное в п. 1 ст. 265 Налогового кодекса. Этот «налоговый вычет» работает, если юрлицо безвозмездно передает деньги или другое имущество определенным НКО.

Организации, которым нужно жертвовать, чтобы получить льготы, перечислены в едином реестре социально ориентированных некоммерческих организаций, который придет на смену двум реестрам — СОНКО-получателей господдержки и НКО, в наибольшей степени пострадавших от коронавируса.

Льгота работает для пожертвованного имущества, размер которого не превышает 1% выручки организации. Уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль можно в момент передачи имущества.

Хорошие новости

Юристы «Правовой команды» всегда стремятся видеть положительное даже в самых трудных случаях. Так, за время пандемии сильно расширилась география проекта. Если раньше консультации юристов получали НКО из 40-50 субъектов РФ, то теперь благодаря удаленной работе таких регионов уже больше 70. Всего специалисты проекта за год провели 2 347 консультаций, из них 924 в Москве.

Ранее +1Платформа рассказывала, что только у 29% людей с инвалидностью в России есть работа. Эксперты пришли к выводу, что проблема заключается в том, что не все работодатели готовы к такому опыту.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Фотографии: bernie_photo / iStock

Читайте также